Опасения Гринписа насчет разрушения инфраструктуры справедливы и оправданы

Недавно Гринпис опубликовал доклад, в котором говорится о том, что таяние вечной мерзлоты представляет серьезную опасность для экономики России. Деформации и разрушению могут подвергнуться важные объекты инфраструктуры, включая тысячи километров нефте- и газопроводов в Западной Сибири. Свое мнение на этот счет Агентству нефтегазовой информации изложил заведующий кафедры криосферы Земли ТюмГНГУ, директор института криосферы Земли СО РАН, академик Владимир Мельников.
Он отметил, что никто сегодня не оспаривает тот факт, что идет потепление климата. Споры на этот счет идут по двум направлениям. Одни, в том числе Институт криосферы Земли СО РАН считают, что катастрофических последствий не будет. Другие считают, что они неизбежны. По мнению Владимира Мельникова, авторы доклада умеренно преподносят материал. Однако, Владимир Павлович не согласен с мнением Гринписа, что человек может серьезно воздействовать на природу, в такой мере, чтобы предотвратить таяние мерзлоты. По его словам, процесс деградации или аградации мерзлоты идет периодически всю известную нам историю. «Ледники то наступали, то отступали. Вслед за этим шла аградация (расширение, увеличение площади занятой мерзлотой), или деградация – отход ее к северу», – пояснил академик.
В институте криосферы Земли СО РАН созданы ретроспективные карты, которые показывают, что было 5, 18 тысяч лет назад. Согласно им масштабы аградации – деградации мерзлоты огромны. Явление потепления климата – очень интересное и масштабное, считает Мельников.
«Криосфера – это один из крупнейших элементов климатообразующей системы, то есть системы глобального климата. Поэтому это все взаимосвязано – климат с мерзлотой и мерзлота с климатом. А если шире – криосфера с мерзлотой и криосфера с климатом», – говорит Владимир Павлович.
Но, по его мнению, говорить о каких-либо серьезных катастрофах нет оснований. «То, что мы имеем сегодня в плане потепления, это еще не дошло до того климатического оптимума, который наблюдался несколько тысяч лет тому назад. То есть тогда было значительно теплее, и никаких катастроф для природы не произошло. Даже если мы дойдем до цифр, наблюдавшихся в Голоценовый минимум, то и в этом случае никаких катастроф не будет», – констатирует академик.
Однако приведенные Гринписом опасения насчет разрушения инфраструктуры справедливы и оправданы. Но в данном случае, виновата здесь не столько мерзлота и ее деградация, сколько полуграмотное хозяйствование в этих регионах, считает Владимир Павлович. «Процесс ухудшения систем наблюдается уже сейчас. И мы об этом говорим и пишем. Цифры уже угрожающие. Все это результат пренебрежения к знаниям ученых, пренебрежения к тем мерами безопасности, которые существовали в северных городах – Якутске, Норильске и других, где построено очень много зданий на мерзлоте». В последние время, говорит Мельников, особенно это стало заметно в Норильске, когда практически полностью были ликвидированы мерзлотные службы, и по вине эксплуатационщиков было снесено около 300 зданий. «От красивого города, который славился своей чистотой, красотой, убранством и устойчивостью зданий, ничего не осталось, – говорит Владимир Павлович. – За полтора десятилетия изменилась обстановка из-за того, что экономят на эксплуатации, на службах, на контроле, на мониторинге за состоянием оснований, на которых созданы все городские сооружения, включая жилые здания».
По мнению академика, у сложившейся ситуации есть две причины – человеческий фактор и действительно потепление климата. Он отмечает, что в период, когда создавались методы возведения зданий на вечной мерзлоте, сразу были даны и рекомендации, как поддерживать это состояние. Поскольку, если, грубо говоря, здания строятся на льду, то совершенно очевидно, что тепло недопустимо, вот этот элементарный факт, поясняет академик, почему-то упускают из виду. «Мерзлота она с виду только прочная, но если там высокая льдистость, значит, это лед, на котором с помощью свай и держится фундамент зданий. Естественно первое, что необходимо, это сохранять проветриваемое подполье. То есть дома строились как бы на курьих ножках – то есть первый этаж начинался на уровне 1-1,5 м от поверхности Земли, а эти полтора метра образовывали проветриваемое пространство, посредством которого зимним холодом излишнее тепло выгонялось и, тем самым, сводилось к минимуму воздействие тепла здания на мерзлые основания», – рассказывает Владимир Павлович.
Казалось бы, чего проще. Но, если сопоставить всю имеющуюся информацию по состоянию жилищно-коммунального хозяйства всей страны, посмотреть на то, что творится везде, и в том числе в поселениях на мерзлоте, то причины разрушения инфраструктуры становятся очевидны – отсутствие всякой культуры эксплуатации, ведущее к губительным последствиям для зданий. «Элементарно, прорывает трубы с горячей водой. Эта горячая вода льется вниз в подполье, мерзлые породы тают. Сваи теряют несущую способность, потому что температура всей толщи грунтов, куда вбита свая, повышается. Например, расчет был на -4, а благодаря воде она повышается до -1, или до 0, а то и вовсе до плюсовой температуры и здание рушится».
Между тем, по словам Владимира Мельникова, если сегодня любой житель планеты послушает передачи о глобальном потеплении или посмотрит множество фильмов по данной проблеме, то увидит столько противоречий, в которых не специалисту трудно разобраться.
«Одни говорят, что увеличение углекислого газа ведет к парниковому эффекту и этот парниковый эффект влияет на потепление климата. Другие, да что вы! Наоборот, увеличение углекислого газа приводит к похолоданию, а не к потеплению. Третьи говорят, да, что вы! Все излишки углекислого газа погашаются океанам, который составляет 2/3 и дальше больше всей поверхности земли. Его там не хватает для живых организмов. Действительно, по словам академика, были эпохи, когда углекислого газа было кратно больше и никаких катастроф не было. А те самые излишки углекислого газа приводили к тому, что теплый океан их поглощал, и там развивалось огромное количество морских животных и рыб. В результате мы имеем те самые известковые отложения, мощные слои в осадочных толщах, которые как раз были из-за избытка жизни океанов, а жизнь в океанах требовала углекислого газа для увеличения количества животных, так что масса факторов накладывает отпечаток», – говорит Владимир Павлович.
По его словам, сегодня ни одну модель, которой оперируют политики и ученые, нельзя считать всесторонне обоснованной. Они настолько все приближенные, настолько обусловлены допущениями и предположениями, что расчеты по ним могут говорить с точностью наоборот. Это очень многопараметровая система, говорит академик, поскольку в климатическую систему входят – атмосфера, верхние слои литосферы, гидросферы, криосферы, биосферы. Пять основных элементов, взаимодействие которых и создают глобальный климат.
Владимир Павлович рассказал, что по Западной Сибири регулярный мониторинг ведется уже более 30 лет, а вообще наблюдения за мерзлотой начинались еще до нефтегазовой эпохи. Первым исследователем в этой области стал Владимир Баулин, приехавший в 1954 году в Западную Сибирь. В настоящее время институтом криосферы Земли СО РАН ведутся стационарные круглогодичные наблюдения на разных элементах ландшафта – в Надыме Салехарде, на полуострове Ямал. Детально изучаются береговые процессы.
«Это тысячи километров. Льдистые берега при взаимодействии с океаном, при некотором потеплении начинают деградировать. В год мы теряем территорию суши сравнимую с государством Монако», – констатирует Владимир Мельников.
Тем не менее, он не разделяет всеобщей паники, связанной с глобальным потеплением. По его словам, достаточно вспомнить, как мировая общественность реагировала на озоновые дыры. «Сейчас все утихло. Природа свои дела сама сделала. Неоднократно все мы были свидетелями того, что в результате таких мощнейших компаний, одни фирмы обогащались, другие разорялись. В частности, в результате борьбы с озоновыми дырами, предлагалось заменить применение одних баллончиков газом на другие. Для того, чтобы якобы, не разрушать озоновый слой», – пояснил Владимир Павлович.
Он склоняется к мнению, что кому-то попросту нужна эта мощная реклама. Наглядным примером, на его взгляд, можно считать деятельность бывшего вице-президента США Альберта Гора, который за пропаганду глобального потепления даже получил Нобелевскую премию. Он выпустил две книги – «Земля на чаше весов» и «Неудобная правда: Глобальное потепление, как остановить планетарную катастрофу» (2007 г.), в которых красочно изобразил то, что будет в будущем в результате глобального потепления. «Нельзя сказать, что он полностью не прав, но, на мой взгляд, за его правдой есть какая-то цель», – отмечает Мельников.
Он пояснил, что климат всегда меняется циклично. В настоящее время, закончился третий цикл, сначала 20 века, то есть, было потепление, сменившееся похолоданием, затем снова потепление, которое сейчас заканчивается.
«В своих презентациях я всегда показываю 2 книги. Одна издана в 1976 году, тоже американским профессором «The Cooling: Has the Next Ice Age Already Begun?» by Lowell Ponte – «Глобальное Похолодание: Начался ли уже Новый Ледниковый Период?». Она была издана в период, когда заканчивался холодный период, когда даже в Калифорнии стало жить неуютно и люди подавались на юг». В этой книге, говорит Мельников, приводились данные, которые показывали, что человечество ожидает ледниковый период. Но это был 1976 год, когда заканчивался холодный период, а вслед за ним начался теплый, тридцатилетний. «И вот где-то с 80-х годов, когда потепление стало заметно, начали говорить о глобальном потеплении, которое дошло до ажиотажа, поддержанного Альбертом Гором»,- рассказывает Владимир Павлович.
В своей книге Гор сравнивает ледник в горах 1976 года и в конце 20 века – начале 21. «Да, по площади он меньше, а некоторые совсем исчезли. Да, но это было в теплый период, кто знает, как это восстановится в холодный», – констатирует Мельников.
По его словам, в истории еще же не было такого, чтобы теплый период не сменился холодным и наоборот. Наблюдался различный уровень, то есть средние температуры одного холодного периода отличались от другого, соответственно, тоже самое происходило и с теплыми периодами. Но не было нарушения цикличности. Подобное нарушение, как раз таки и могло бы стать настоящей катастрофой, говорит академик. «Вот это бы, как раз и говорило и том, что что-то нарушилось в нашем светиле, потому что все циклы связаны с солнечной активностью. Не так давно, как раз была такая маленькая паника среди ученых, связанная с одиннадцатилетними циклами. Эти циклы изучены лучше всего, то есть на протяжении 2,5 столетий мы изучаем их инструментально. Как часы работает солнышко наше. И вдруг, в 2006 году, когда был минимум, и должно было начаться повышение активности солнца, оно не началось. Вот это была паника у ученых. То есть корона вокруг солнышка осталось такой же, как была в минимуме, хотя должна была начать смещаться к экватору солнца и вытягиваться, но не пошло», – рассказывает Мельников.
В результате анализа полученных данных, выяснилось, что 100 лет назад была точно такая же картина. В 1906 году было нарушение вот этого 11-летнего цикла, то есть в сериях цикла выделился еще одни столетний цикл.
Говоря о глобальном потеплении нельзя не упомянуть ситуацию, складывающуюся вокруг Арктики. По словам Владимира Павловича, в феврале в Госдуме будет обсуждаться возобновление масштабной транспортировки грузов по Северному морскому пути. Он отметил, что главной темой предстоящей конференции станет нынешнее состояние вдоль побережий Северного Ледовитого океана и возможности возобновления транспорта грузов по Северному морскому пути.
Институту криосферы Земли СО РАН предложили представить 4 доклада на тему арктического климата, берегов, арктической суши, шельфа и т.д. «Участники хотят посмотреть, насколько серьезны те условия, с которыми столкнутся строители, насколько меньше будет покровного льда на всем протяжении от Атлантического до Тихого океана, насколько будет задействована ледокольная техника, поскольку все это влияет на стоимость перевозок и это интересует многие коммерческие организации, которые хотят это сделать. Заманчивость проекта колоссальная», – подчеркнул Владимир Павлович.
Он пояснил, что реализация этого проекта сулит огромные прибыли в бюджет России, а для коммерсантов – значительное сокращение срока доставки товара (на 2 недели по сравнению с Суэцким каналом). К проекту хочет активно подключиться Япония.
Владимир Мельников добавил, что, действительно, в Арктике льда стало меньше. «Но я не могу сказать, что это напрямую связано с потеплением климата. Думаю, там накладываются еще какие-то процессы, которые еще не очень хорошо изучены, либо в самом океане в целом, либо в атмосфере», – пояснил он.
Атмосфера состоит из нескольких частей. В нижней ее части повышается температура, а в верхней понижается. Явление это еще слабо изучено, говорит Владимир Павлович, и только лет через 10-15, по его мнению, у ученых появится более точные представления о причинах изменения глобального климата. «На сегодняшний день информации явно недостаточно. Количество метеостанций на нашей территории чуть ли не втрое сократилось. Реальное изучение климатических изменений на территории России началось по существу в период второго полярного года, в 1930-1933 годы, то есть мы всего лишь 70 с небольшим лет изучаем изменения глобального климата, а в океанах вообще было мало точек, откуда снималась эта информация», – констатирует Мельников.
Тем не менее, отмечает Владимир Павлович, сейчас проведение подобных наблюдений стало доступнее. Бурными темпами развивается дистанционное наблюдение со спутников.
Помимо открывающихся возможностей возобновления транспортировки грузов по Северному морскому пути есть еще одна более горячая тема, связанная с Арктикой. Это углеводородные богатства Северного Ледовитого океана. И поскольку многие страны боятся энергетической зависимости от России, а этот регион еще не до конца разделен, сегодня стоят вопросы, связанные с методикой проведения границ, которые находятся в юрисдикции той или иной страны.
«Поэтому сейчас Россией проводятся дополнительные исследования того же Хребта Ломоноса, хребта Менделеева, как они связаны с нашим континентом, другие страны делают это по своим секторам», – пояснил Владимир Мельников.
Он добавил, что сегодня европейские страны уже начинают осваивать Приантарктические зоны. Заходят в акватории Антарктики с целью поиска и разведки нефти и газа. «Там нет определенных границ, это общий континент. И в скором времени зависимость человечества от энергетики, закроет эти белые пятна, связанные с холодным климатом и холодными континентами», – говорит академик.
Этому способствует и развитие технологий. Особенно, по его словам, в морских исследованиях, морской добычи нефти и газа преуспела Норвегия.