Академик Мельников: если кобылу щелкнуть по носу…

Человек сколь угодно долго может мнить себя царем природы, но однажды ему ясно дается понять, кто в доме хозяин. В прошлом году Европу серьезно потрепал за загривок вулкан Эйяфьядлаёкюдль. Теперь мир буквально вздрогнул от землетрясения у побережья японской префектуры Мияги. В результате стихийного бедствия, по последним официальным данным, которые могут меняться, погибли и пропали без вести более 10 тысяч человек. Произошли аварии на АЭС. Согласно сообщениям главного метеорологического агентства Японии, остаточные подземные толчки магнитудой выше семи продлятся в течение месяца.

Даже незначительное влияние на систему — так называемый «эффект бабочки» – может иметь серьезные последствия в другом от события месте и даже в другое время. Отчего происходят такие природные явления и каковы могут быть последствия японского землетрясения, комментирует академик Российской академии наук, председатель президиума Тюменского научного центра СО РАН, директор Института криосферы Земли, президент Тюменской губернской академии Владимир Мельников. Напомним, Владимир Павлович по базовому образованию — геофизик.

– В прошлом году исполнилось 130 лет со дня рождения знаменитого немецкого ученого, исследователя Гренландии Альфреда Вегенера. В начале ХХ века он выдвинул смелую гипотезу подвижности – мобилизма – материков. Согласно этой гипотезе, земная кора – это система контактирующих между собой плит, движущихся с разной скоростью. В результате одна литосферная плита уходит под другую, как льдины при ледоходе. В 60-е годы эта гипотеза превратилась в известную ныне стройную теорию тектоники плит.

Надо заметить, что более сотни миллионов лет назад, в Юрский период, земля была единым материком. Позднее он разошелся на континенты и сейчас идет процесс их сближения. Примерно через 250 миллионов лет разрозненные континенты воссоединятся в единое целое. То, что мы наблюдаем сегодня, – всего лишь легкие подвижки. Известно, что Япония приближается к материку на два-три сантиметра в год. И это не рекорд, например, Австралия идет «на встречу» с Евразийским континентом куда быстрее – до 15 сантиметров в год. Раз такое движение происходит, меняется упруго-деформированное состояние земной коры.

– Движение плит приводит к землетрясениям?

– Верно. Вертикальная сдвижка плит порождает в океане волну гигантского размера, что и приводит к тому, что случилось в Японии. Смещение масс, соответственно, приводит к смещению оси Земли. Однако надо помнить, что она на протяжении всей истории существования планеты меняла свое положение.

– Но ведь наша планета не школьный глобус, и в реальности никакой оси не существует…

– Ну да, ось воображаемая. Раз шарик крутится, значит, вокруг чего-то.

– Повлияют ли события в Японии на состояние криосферы?

– Еще Козьма Прутков говорил: «Щелкни кобылу в нос – она махнет хвостом». Конечно, повлияют. Весь вопрос в масштабах. Около Японии уже появились температурные аномалии. Насколько они скажутся на долгосрочных процессах, пока неизвестно.

Нам приходится много заниматься вопросами эволюции Земли. Не секрет, что эволюционные процессы на планете, как и во всей Вселенной, никогда не прекращались. Так, в Гималаях горы растут непрерывно за счет движения плит. А на Урале, напротив, нивелируются. Соответственно изменению рельефа, высоте хребтов меняются и атмосферные потоки. Но это известные вещи, почти тривиальные.

– Сейчас много говорят о том, что одним землетрясением дело не обойдется и может «бахнуть» еще. Через неделю, месяц, три месяца..

– Мониторинг сейсмологический идет непрерывно. И у нас. И у них. Отличие в том, что мы живем по принципу «гром не грянет – мужик не перекрестится». На Саяно-Шушенской ГРЭС приборы показывали, что «бахнет». Но сработало знаменитое «авось». Японцы тоже знали, что «бахнет». Более того, они лучше других сделали все возможное на сегодня для сейсмобезопасности. Весь мир основывается на опыте японцев при создании фундаментов в сейсмических зонах. Уж они-то со своими семиэтажными эстакадами и 15-метровыми амплитудами колебания небоскребов соломки подстелили. Но природа оказалась гораздо сильнее.

Цивилизованный мир, конечно, теперь проводит некий внутренний аудит. Тем более что, в принципе, известно, где сходятся плиты Земли, где имеются молодые геосинклинальные области, а значит, существует повышенная опасность. Арабы, к примеру, очень сильно обеспокоились со своими самыми высокими зданиями на планете. Ведь понятно, что такое огромное сооружение (отель в Дубае высотой 828 метров!) на небольшом участке земли – уже потенциальный источник техногенного землетрясения.

– Выходит, что небоскребы Японии и те самые семиэтажные эстакады тоже могли внести свою лепту в рождение природного катаклизма?

- Вся техносфера это делает. Что ни говори, среду японцы меняют круто. Бесследно ничего не проходит. В Токио живет около сорока миллионов человек. Вдумайтесь в цифру. И все вокруг постоянно строится и перестраивается. А Земля-то – живая. Все чувствует, терпит. Но до поры до времени.

- Где безопасно жить?

– В Западной Сибири.

– Слава Богу, что в Ханты-Мансийске не стали возводить здание-кристалл, который, как говорили, едва ли не из космоса можно было бы видеть.

– Именно так. Однако заметим, что к техногенному землетрясению могут привести и другие перекосы. Напомню, в 80-х годах в Нефтеюганске наблюдалось такое явление. И всего-то дело было в песочке, который брали-брали в одном месте, да перевозили в другое. С одной стороны получился большой котлован, с другой – гора песка.

– Значит, всегда нужно некое равновесие?

– И контроль. В Норильске за последние десять лет рухнули или серьезно потрескались около трехсот зданий. Причина? Начали экономить на контролирующих службах. В результате принялись украшать фундаменты, декорировать их, что привело к нарушению естественной вентиляции. Плюс горячая вода, протечки и прочее. Это все сказалось на мерзлоте. В Якутске на сегодня примерно сорок процентов фундаментов требуют укрепления.

– Одноэтажная Америка – идеал для обитания?

- И не только Америка. Вообще идеал – это естественная среда обитания, где ребенок растет вольно, близко к природе, не зажат в каменных многоэтажках и куцых пыльных двориках.

– Вы недавно вошли в состав Российско-Американской Президентской комиссии в качестве координатора одного из шести направлений деятельности, в рабочей группе по чистой энергетике – «Вечная мерзлота Арктики». Может, напрямую деятельность всей комиссии в целом и подпрограммы, в частности, и не связаны с последними событиями в Японии, но, как мы уже говорили, все влияет на все.

– Рабочая встреча по нашему направлению состоится в июле в Сиэтле. Планируется представить обзорные доклады по основным направлениям проекта. На встрече будут выделены темы исследований и разработана рабочая программа совместных исследований. Такая «дорожная карта», координирующая дальнейшие совместные работы, и будет представлена департаменту энергетики США и Российской академии наук до 31 сентября 2011 года.

Древнегреческий философ Фалес Милетский утверждал, что все возникает из воды и в воду превращается. Мое мнение несколько иное — все возникает изо льда и в лед превращается. Для территорий, лежащих в пределах вечных льдов (в Северном полушарии таких территорий – четверть), деградация вечной мерзлоты из-за потепления климата может усилить развитие термокарста, порождая драматические влияния на экологические, гидрологические и биохимические явления и процессы.

На рабочей встрече основной акцент будет сделан на земных и океанических явлениях, имеющих прямую связь с глобальными климатическими процессами. Так что все в этом хрупком и прочном мире действительно взаимосвязано.

Интервью провела Людмила Караваева

17 марта 2011