“Хороший ребенок – сад для родителей”:
Детские обряды в традиционной еврейской культуре

Журнал "Тюменское детство", №6, 2006

Евреи являются интегральной частью Европы. Еврейское духовное наследие - это сердце европейской культуры. Но не случайно в каждом языке есть свои любимые смыслы, которые очень плохо переводятся на другие языки, потому что в каждой культуре своя точка отсчета. Но все-таки постепенно представители разных культур и цивилизаций приходят к выводу, что “элементарная норма поведения цивилизованного человека” должна исходить из общих для всего человечества особенностей понимания, признания и уважения “чужих”, “других”, “иных” культур, идеалов и ценностей.

В Сибири евреи стали появляться с XVII в., в составе польско-литовских военнопленных. Так как евреям в Российской империи было запрещено проживать вне территорий юга и запада страны, их расселение в нашем регионе длительное время было связано с ссылкой. В Тобольской губернии еврейская община сформировалась в конце XVIII – начале XIX вв. В XIX в. развитие промышленности и торговли, потребность в дипломированных специалистах, борьба за эмансипацию в странах Центральной Европы, попытки ассимиляции евреев в русской среде привели к тому, что правительство вынуждено было открыть доступ за “черту” некоторым категориям евреев.

Всего в губернии проживало до 3 тыс. евреев, приписанных к самым различным сословиям. В Тобольске синагогальная община существует с конца 1830-х гг., в Тюмени, видимо, с середины XIX в. В начале ХХ столетия еврейские религиозные общины существовали в городах Ялуторовске, Таре, Тюкалинске. Общины Тобольска, Тюмени, Ялуторовска более или менее регулярно выбирали себе раввинов. В тех случаях, когда должность раввина оставалась вакантной, общины приглашали т.н. “еврейских ученых”, которые фактически выполняли раввинские обязанности. Иногда, как в 1888 г. в Тобольске, общины пользовались услугами, как официальных раввинов, так и настоящих религиозных авторитетов. Для исполнения тех или иных религиозных обрядов общины могли пригашать и других лиц. Так, в 1840-е гг. в Тобольске обряд обрезания совершал Я. Фидлерман. С 1901 по 1904 гг. в Тюмени помощник раввина и Председатель хозяйственного правления еврейского молитвенного дома Д.З. Наторин приглашал для свершения данного обряда ракшийского мещанина Ф. Ковальского, что вызывало нарекание городских властей.

Община Тюмени владела сначала деревянной, а затем каменной синагогой и миквой (бассейн для ритуальных омовений женщин) у Лямского лога. Еврейские общины также содержали религиозные школы – иешивы для обучения мальчиков. Религиозные общины распоряжались и землями, отведенными под еврейские кладбища, в Тобольске в предместье Завальное, в Тюмени еврейские места захоронений располагались в Затюменке и на Текутьевском кладбище. В Тюмени возрождение еврейской общины произошло в 1992 г. Процесс восстановления еврейской национальной и религиозной жизни возглавили студенты Тюменского индустриального института и Тюменского государственного медицинского института В. Кипершлаг, П. Фельдблюм, И. Пестриков, С. Соловьев. Они создали целый ряд еврейских общественных организаций, в том числе и реформистскую иудейскую общину “Мадрегот” (“Ступени”), которая позже была перерегистрирована как Тюменская религиозная иудейская организация “Мадрегот”. Евреи, сегодня, проживающие на территории области в своем большинстве являются наследниками ашкеназийского мира. Эта часть еврейства подверглась наиболее значительной аккультурации и ассимиляции в течение ХХ в. Этническое самосознание, у значительной их части, сохраняется на уровне самоидентификации, знания отдельных элементов национальной культуры и обычаев.

Сегодня в Тюменской области по данным переписи 2002 г.евреев – 1724 чел., евреев горских 26 чел., евреев грузинские 1 чел., евреев среднеазиатских 1 чел.

В середине XIX в. еврейские традиции и обряды в губерниях России стали исчезать. Причиной этому послужило движение идеи еврейского просвещения. Молодых стали приобщать к светским знаниям наряду с религиозными. Для самых талантливых открылись двери гимназий, училищ, институтов и университетов. При этом сохранялась процентная система приема еврейских детей.

Еврейская община старалась сохранить обычаи и обряды, такие, как “брезание”, ритуальное требование к пище (“кошерное” и “трефное”), обряд совершеннолетия “бар-мицва”. Еврейская община сумела на протяжении многих тысячелетий сохранить традиции народа, национальные обряды и праздники, благодаря тому и выжил еврейский народ. Основу традиционной социальной организации в диаспоре составляла территориальная община (кегила), сосредоточенная в городском поселении или его части; самоуправление (кагал) возглавлялось элитой (гвиры, парнасы). Преобладала малая семья, местами сохранялись пережитки патриархальной большесемейной организации (особенно у восточных групп Евреев). С 10 века Евреи перешли к нормативной моногамии, полигиния сохранилась до середины 20 века у Евреев некоторых стран Ближнего и Среднего Востока. Брак матри- и неолокальный у ашкеназов, патрилокальный у восточных групп. Бытовал левират (в пережиточной форме). Счёт родства патрилинейный, но по иудаистским нормам евреем считается только рождённый от еврейки.

Семейная жизнь евреев определялась и определяется законами Торы и традициями, восходящими к далекой древности. Еврей наслаждается, живя в ногу со временем. Это означает, что еврей должен заглядывать в Тору каждый день, и его поступки, его поведение должно соответствовать той главе, которая относится к сегодняшнему дню, неделе, времени года. Другими словами, каждую неделю читая различные главы Торы в синагоге, (а каждая из них, в свою очередь, разделяется на 7 частей) еврей должен выносить для себя определенные уроки. Поэтому в воскресенье брали урок из первой части, в понедельник из второй и т.д. Само слово “Тора” значит учение, поскольку она учит, как вести себя в жизни изо дня в день, от одного года до другого, от праздника до праздника. Библейское благословение “плодитесь и размножайтесь” было обязательной религиозной заповедью для евреев. Женились рано: юноши - в 18 лет, девушки - в 14 - 15 лет.

Для молодого человека, собиравшегося жениться, существовало 10 заповедей. Не одобрялась женитьба ради богатства, жениться советовалось на девушке из хорошего дома: “При выборе жены будь осторожен”; “Продай последнее, что имеешь, и женись на дочери ученого человека”; “Не бери жену из более богатого дома, чем твой”; “Я не желаю сапога, который слишком велик для моей ноги”, “Радость сердца – жена”, “Наследие Бога – сыновья”. Так еврейских мальчиков заранее готовили к семейной жизни.
Девочка знала только одно - что ей надо научиться быть доброй и рачительной хозяйкой и, если даже отец в детстве сосватал ее, ей будет дано право сделать свой собственный выбор. Закон считал желательным, чтобы родители не торопились с обручением, пока дочь не решит, нравится ли ей жених. Особенностью семейной жизни была ее замкнутость, что и определяло ее чистоту и крепость. Нарушение супружеской жизни немедленно вызывало суровое осуждение общины.

Ранее до появления первого ребенка молодая жена не имела права посещать своих родителей; первое посещение молодой матери своих родителей называлось у среднеазиатских евреев повокунон.

Севанча – денежное вознаграждение повитухе при рождении мальчика, а также принесшему родственникам радостную весть. Мило, мисво (др-евр) – обряд обрезания, выполнявшийся, согласно нормам иудейской религии, на восьмой день жизни мальчика. После этого проводили специальный праздник по поводу первого укладывания младенца в колыбель. У разных этнических групп евреев он носил разные названия, но суть одна. Например, у бухарских евреев этот обряд назывался гахворабандон – торжественно обставлявшееся положение первенца в колыбель. Детскому воспитанию уделяется огромное значение в еврейской культуре. Не случайно, еврейская пословица гласит: “Фарзанди нагэ – боги модару падар, фарзанди бад – доги падару модар” (“Хороший ребенок – сад для родителей, плохой ребенок – пятно для родителей”, ср. Книга Притч 10:1, 15, 20). Надо отметить, что многие пословицы восходят к традиционным еврейским источникам.

Каждое мельчайшее событие, показывающее вхождение ребенка в жизнь, является праздником: первая улыбка, первое слово, первая стрижка, первый шаг… Например, первую стрижку ноготочков ребенка проводили в 3-4 месяца. При этом обряде руки ребенка обволакиваются мукой, из которой затем делают душпера (пельмени), которые подают гостям. Этот обряд именовали Нохунгирон. Все блюда, подаваемые на праздничный стол, символизируют пожелания благополучия и здоровья. Горькие и соленые блюда убирают подальше. К столу принято подавать сладкие блюда и фрукты: мед, финики, гранаты и яблоки. Ломоть халы – праздничной булки - обмакивают в блюдечко с медом. Это символизирует пожелание, чтобы наступающий год был сладким. Съев первый ломоть халы, берут дольку яблока, макают в мед и говорят благопожелание и младенцу и дому. Есть также обычай кушать во время трапезы кусок рыбьей или бараньей головы, говоря при этом: “Дай Бог, чтобы мы стали в голове, а не в хвосте”. Кроме того, также принято подавать на стол гранат, который полон зернышками. При этом говорят: “Дай Бог, чтобы заслуги наши умножились, словно зернышки граната”.

Особое место на праздничном столе занимает сладкое блюдо из моркови цимес. На идише морковь – мерн, что значит также “увеличиваться”, “множиться”. Перед тем как съесть цимес, говорят: “Дай Бог, чтобы множились наши заслуги!”. Кроме того, нарезанная морковь напоминает монетки и потому символизирует богатство.

Муйсаргирон – первая стрижка годовалого ребенка. При этом обряде отстриженные волосы кладут на одну чашу весов, а на другую гости кладут денежные купюры, которые отдаются на пожертвования или сохраняются до свадьбы виновника торжества.

Особое внимание в еврейской культуре уделяется образованию детей. Для того чтобы привить любовь к слову, чтению и науке в целом, евреи пекут специальное печенье (леках) в виде букв еврейского алфавита, которые покрываются медом. Так знания в буквальном смысле усваиваются ребенком в самом раннем возрасте. Сказки, песни, обряды – все, направлено на формирование позитивного отношения к исследованию разных сфер жизни. Поэтому не случайно ученые указывают, что евреи могут использовать различные формы (даже заимствованные у других народов-соседей), но направленные на поддержание еврейского мировоззрения с его идеей избранничества. Пора совершеннолетия у евреев отмечалась особо торжественно, этот обряд называется бармицва, когда происходит первое наложение тифилина и сисита в 13 лет.

В последнее время мы встречаемся с большим количеством смешанных браков, но все-таки большинство обрусевших евреев остаются евреями — и по самосознанию, и по представлению окружающих.
Еврейство как целое таксономически соответствует не народу-этносу, а вписывается в круг таких явлений, как западно-христианская, восточно-христианская, исламская, индийская, наконец, китайская цивилизации. Еврейство представляет собой, по мнению специалистов, “исторически сложившуюся общность людей, в основе культуры которых лежит некоторый комплекс культурных текстов, зафиксированных в письменной традиции и проявляющихся в том числе в существовании метаязыка цивилизации (иврита)”. Еврейство, как целостная цивилизация, состоит из эдот, которые “занимают внутри еврейства то место, которое в других цивилизациях занимает народ: им свойственны такие устойчивые этнические признаки, как разговорный язык, относительная общность территории, общность бытовой культуры”. И далее: “По сути еврейский народ-цивилизация всегда представляет собой некий конечный набор эдот... Этот набор постоянно изменяется, срок жизни субэтнических групп преходящ...”.

Соотношение значимости цивилизационных и этнических связей в разных цивилизациях и в разные периоды различно. Так, китайская цивилизация не разделена на народы-этносы и обладает многими этническими признаками. В западно-христианской цивилизации последние полтора-два столетия главенствующими были связи внутри народов-этносов. Еврейская цивилизация находится где-то посередине: в ней очень сильны общецивилизационные связи, но это сочетается с наличием вполне выраженных, значительно отличающихся друг от друга народов-этносов (эдот).

И. КАРАБУЛАТОВА