Мир детства в традиционной культуре народов Тюменской области 

Журнал "Тюменское детство", №1, 2006

Здравствуй, дорогой посетитель сайта! Сегодня мы начинаем знакомить тебя с жемчужинами народной культуры в области детства и материнства. Культуру детства изучают многие исследователи, поскольку значимость детских переживаний для становления личности человека трудно переоценить, да и простому читателю интересно порой узнать, каким видится детство у народов-соседей. Исторически сложилось так, что Тюменская область является многонациональным обществом. С началом Столыпинской реформы в Тюменский край стекались люди разных национальностей и культур из европейской части России, а с распадом Советского Союза сюда стали прибывать мигранты из различных неблагополучных в социально-экономическом отношении стран и регионов. Сегодня на территории области проживает 155 этносов и субэтносов. Иммиграция в Тюменский регион продолжается в течение многих лет, и в итоге область стала этаким этническим миксом. Иными словами, стиль фьюжен дошел уже и до святая святых – культуры детства…

Сегодня хоть и утверждают, что якобы предрассудков стало гораздо меньше, но мыто с вами знаем, что они живучи, и на это есть свои причины. Просто они стали более скрытыми и менее обнаруживаемыми исследователями. Поэтому “детские заговоры” и приметы, с которыми ты будешь знакомиться на страницах нашего сайта, будут поданы с описанием самого обряда. В моей жизни было немало смешных ситуаций, связанных с этим. Например, когда люди (иногда даже с большими регалиями и и т.д. и т.п.) узнают, что я занимаюсь заговорами, колыбельными, на всякий случай дистанцируются (знаменитое “Кабы чего не вышло”). Да и я иногда делаю своим студентам замечания такого рода: “Сейчас сглажу! Будете так себя вести!”. Самое смешное, что верят. А вдруг. Так вот, дорогой посетитель, на этих страницах ты найдешь описание методик, как правильно читать заговор, как правильно петь колыбельную, как правильно играть, т.е. массу всего интересного, что позволит тебе снова ощутить магию окружающего мира.

Культура детства продолжает оставаться в традиционной культуре сакральным центром народа. Знаете ли вы, что наряду с потешками (ласкательными песнями) у хантов имеются также и колыбельные песни, которые считаются в народной культуре сакральными, сочиняются персонально для каждого новорожденного, имея форму личностного мифа. Эти песни каждая мать-ханты придумывает сама и поет только своему малышу. Представь, как это здорово – творить собственного ребенка! Вербальный и музыкальный коды текстов культуры детства сохраняют этническую окраску, причем при языковой ассимиляции музыкальный код, как правило, остается практически неизменным, позволяя сохраниться конкретному народу в чуждом окружении.

Как правило, текстам культуры детства полиэтничного региона Тюмени свойственно позитивное наполнение, преобладает ярко выраженная эмоционально-экспрессивная окраска слов независимо от языковой принадлежности (ягодка, зайчонок, ангелочек, жеребенок и т.д.). Мелодика колыбельных песен объединяет в себе вербальный и музыкальный коды. Об этом можно судить не только по свободе сочетания в большинстве из них говора и пения, но и по характеру, лежащих в их основе интонаций – музыкальных и речевых. Тот факт, что материнское и детское музицирование разворачивается в некой пограничной между говором и пением зоне, ясно осознается носителями традиций, о чем свидетельствует употребление ими как синонимов исполнительских терминов, производных от слов “говорить” и “петь”. Особо хотелось отметить яркую фоносемантическую окрашенность текстов колыбельных песен, которые чаще всего характеризуются как нежные и стремительные (например, “Баю, баю, за рекой скрылось солнце на покой”, “Баюшки, баюшки, скакали горностаюшки”), средняя длина слова в слогах составляет 2,19 – 2,24 (что ускоряет вхождение в состояние измененного сознания). Среди традиционных колыбельных песен, бытующих на территории Тюменской области, как правило, наиболее частотны тексты с преобладанием сиреневого, голубого, синего, зеленого цветов, имеющих оздоровительный психотерапевтический эффект.

Среди нерусских текстов на территории Тюменской области остались в активном употреблении лишь те, которые гармонично воздействуют на работу полушарий головного мозга, чаще всего синхронизируя их, т.е. снижают уровень тревожности, открывая доступ к скрытым резервам организма. Такие тексты обладают высокой ритмичностью, проникая в подсознание человека. Вековая практика наблюдения за процессом засыпания ребенка и воздействия колыбельной песни на него в виде ритмически организованных движений и звуков, привела к созданию определенной ритмической структуры колыбельного напева и поэтического текста колыбельной песни. Такая мелодия способствует наведению трансового состояния и у баяльщика, и у младенца. Чаще всего колыбельная песня имеет размер 4/4, который восходит к архетипу звукового порядка. Благодаря четкому, равномерному музыкальному рисунку, происходит выравнивание ритмов организма и взрослого, и ребенка.

Однако большинство традиционных обрядов в современных условиях утратило многие черты, сохранив только лишь ядро самого обряда. Например, в русских семьях Тюменской области мать от сглаза умывает ребенка и вытирает тут же его своим подолом, но уже при этом не говорит никаких слов, однако считается, что подобные действия снимают сглаз как таковой. Среди детских заговоров (часть из них, правда, применима и для взрослых) также встречаются довольно многочисленные заговоры от кожных болезней – чирей, нарывы, нарицы, аллергия, ожог, опрелости, рожа, экзема, лишай, ячмень, “круги”, бугры, щекотуха, от родимого пятна, от занозы, от простудных болезней – ангина, “ухогорлоносный”, скарлатина, заговоры от болезней зубов, от рахита (его называли “собачьей старостью”), на остановку крови, от желтухи, заговоры при рождении ребенка и отнятии ребенка от груди, от соринки в глазу, от детского недержания мочи /“обоссыкания”. Обряды культуры детства направлены, прежде всего, на адаптацию маленького человека в новых для него условиях, для этого используются различные средства воздействия: слово, предметы домашнего обихода, травы, различные звуки, запахи, физические действия.

Особо бережное отношение к беременной женщине, роженице, молодой матери выработало и в тюркских, и в славянских, и в угорских, и в самодийских культурах ответственность к произносимому слову, поскольку мать в традиционных культурах воспринимается как некий экран, посредством которого проецируются на ребенка те или иные черты характера, чувства и т.д. Современная перинатальная психология только начала осознавать всю степень ответственности отношения социума к будущей матери как к творцу новой жизни. В этой связи система запретов и оберегов, выработанная в традиционных культурах, представляется логичной и социально обусловленной. Так, у народов Тюменской области достаточно много запретов и мер предосторожности и для самой беременной женщины и по отношению к ней. До сих пор считается, что о беременности женщины до самого момента родов должно знать как можно меньше народу, поскольку пристальное внимание посторонних, пересуды, разговоры могут оказать сильное отрицательное воздействие на будущую мать и младенца. Таково мнение у русских, украинцев, коми, казахов, татар. Из наиболее распространенных запретов и примет для будущей матери сегодня придерживаются целого ряда охранительных и оберегающих. Итак, беременной женщине нельзя:

- ни в чем отказывать, а то навлечешь на себя несчастье;

- стричь, красить волосы, а то у ребенка укоротится жизнь;

- шить, а то ребенок родится с обвитием пуповины;

- заранее шить приданое для ребенка, а то может не родиться живым;

- дотрагиваться до своего тела во время испуга, иначе у ребенка на этих местах будут родимые пятна;

- дуть на огонь, а то ребенок будет задыхаться;

- много есть, а то ребенок будет завистливым;

- ходить на похороны, а то ребенок или мать могут умереть, или ребенок родится мертвым или с уродствами;

- смотреть на покойника, а то у ребенка будет бледное лицо;

- слушать о горестях и бедах, а то ребенок будет несчастливый;

- носить в фартуке мелкие предметы (у ребенка будет рябое лицо);

- завидовать кому-либо (дитя будет завистливым);

- задерживаться на пороге, на дороге (будут тяжелые роды);

Вместе с тем беременная женщина находится на стыке миров, поэтому она может “программировать” будущего ребенка. Исходя из этого, к беременной было особенное отношение:

- беременная женщина должна до шести месяцев носить при себе нож в качестве оберега от любых напастей;

- беременную женщину нужно слушаться, а иначе моль и мыши съедят все добро;

- беременной женщине нужно смотреть на мужа как можно чаще, чтобы ребенок был похож на отца, или на себя в зеркало, чтобы ребенок был похож на мать;

- беременной женщине полезно разговаривать с малышом, пока он в утробе, это способствует взаимопониманию впоследствии;

- на кого беременная женщина больше всего смотрит, на того и ребенок будет похож;

- чем меньше людей будет знать о беременности, тем меньше будет потуг в родах (тем легче будет разродиться).

- беременной женщине нужно смотреть на красивых, здоровых маленьких детей, чтобы ребенок родился тоже здоровым и красивым;

- беременной женщине полезно слушать красивую музыку, смотреть на красивое (цветы, картины, люди, вещи), чтобы ребенок был уравновешенным, музыкально одаренным, гармонично развитым;

- беременной женщине нужно уступать дорогу, чтобы была удача.

Вместе с тем, постоянные проявления скрытой дискриминации и завуалированных предубеждений имеют порой более разрушительные последствия, чем явные предрассудки именно в силу своей скрытности.

Иными словами, можно сказать, что традиционная культура детства не просто знакомит ребенка с миром, вводит его в мир того или иного народа, но, прежде всего, оказывает огромное позитивное воздействие на регуляцию и нормализацию психофизиологических процессов у детей раннего возраста.

Ирина Карабулатова,
доктор филологических наук,
профессор, заместитель директора Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета,
radogost2000@mail.ru.

(3452)45-51-04 , 45-57-11 (ф.), 20-82-64.