Чудеса любят холод

Что заставляет академика Мельникова удивляться?  «Прежде всего то, что большая часть континентов и часть акваторий Земного шара, так или иначе испытывает воздействие криогенных процессов, а «крыша»  над головой в виде тропосферы и стратосферы с отрицательно температурными слоями!Космический холод – это метафора. И при этом сообщество криологов одно из самых небольших в ученом мире.

Меня удивляет и то, что за тысячелетия существования философских концепций объектом их рассмотрения не стал холод. Нас приучали к тому, что эволюция представлений о мире шла от созерцания и объяснения т.е. от философии к эксперименту и получению научного знания. Появление и развитие сфер знаний  будь то математика, физика, химия или биология, по существу, выходя из философии сокращали область созерцательных умозаключений. Были и есть ученые считающие, что придет время полного торжества  науки.

Надо вспомнить и то, как веками пробивая себе дорогу часто ценой жизни за свое инакомыслие ученые создавали научные знания которые становились все более совершенными.

Наша наука мерзлотоведение не имела философского прошлого и создавалась на уже достаточно прочном фундаменте точных и естественных наук. И однако еще в шестидесятых годах прошлого века мерзлотоведение не числилось в перечне фундаментальных наук, а старшая родственница гляциология как наука берет свое начало с конца XVIII в. Ученые мерзлотоведы, которые на раннем этапе были защищены в Академии наук СССР именами Вернадского и Обручева остались без института в Москве, просуществовавшего всего 22 года. К счастью к тому времени набирало силу Сибирское отделение АН СССР и его создатель М.А.Лаврентьев с замами в лице Г.И. Марчука и А.А. Трофимука согласились преобразовать Северо-Восточное отделение Института Мерзлотоведения им. Обручева в г.Якутске в институт мерзлотоведения СО АН СССР  во главе в то время еще с к.г.-м.н. П.И.Мельниковым. Ему-то и удалось ввести «мерзлотоведение»  в число фундаментальных наук, правда в энциклопедии добавляли «с большим практическим уклоном».

Изначально мерзлотоведение шло от понятийной базы геологии и географии во многом не отступая от традиционных для этих наук целей и задач. На этом пути возникало и возникает много трудностей и большое количество исследований направлено на преодоление этих трудностей. Работа неблагодарная схожая с усилием портнихи скроить новый наряд из старого взятого с «чужого плеча»".

Напомним, в этом году отмечается 25-летний юбилей Института криосферы Земли СО РАН. Как отметил в своем докладе академик В.П. Мельников,  коллектив ИКЗ завоевал прочные позиции в науке с новой концепцией объекта исследований. Десять лет назад «мы рискнули убрать пробел в нашей истории и выступить на философском конгрессе с докладом – «Философскую базу холодной науке». В нашем случае наука оказалась первичной, а философские представления о холодном мире – только  создаются».

Владимир Павлович выразил сожаление, что »философские мысли стали беспокоить человека хотя и вскоре, но все же после окончания последнего ледникового периода окончившегося примерно 6 тысяч лет назад всего за несколько сотен лет до шумерской цивилизации».

Докладчик привел яркие примеры градиентности показателей криосферы, а также тонких настроек, обеспечивающих устойчивость – антихрупкость – жизни на Земле, остановился на необычных свойствах воды и льда: «Даже дотошные физики говорят – «при обычной температуре ничего удивительного не происходит. Чудеса любят холод». А оледенение, это не только произведение холода, но и чудодейственного вещества под названием «вода», свойства которой и происхождение до конца не раскрыты».

В заключение автор сказал: «Что касается сообщества изучающего холодный мир, то совершенно очевидно оно созрело для научно-философского переосмысления роли холода в материально-энергетическом воздействии на развитие Вселенной, а также для того, что нам ближе и дороже на развитие планеты Земля! Путь к этому через новые знания и по принципу «Если хочешь узнать то, что никто, никогда не знал, надо искать там, где никто и никогда не искал!»