Арктика и углеводороды

Интервью В.П. Мельникова газете «Русский очевидец»

Во Франции цены на бензин стали предметом предвыборной кампании президента. Счета за газ почти сравнялись с платой за электричество. Когда начинают считать, на сколько в России хватит запасов углеводородов, то озвучивают самые разные цифры: на 20, 50, 100 лет. Эти построения и выкладки основываются на уже открытых месторождениях. Но есть еще неразведанные недра и есть, наконец, ледовый шельф Арктики. А запасы шельфа приближаются или даже равны по объемам запасам континента.

p1010016
Салехард. Стелла «66-я параллель», символ города расположенного на полярном круге. ©DR

 

В июне этого года в Салехард, столицу Ямало-Ненецкого автономного округа и Мекку углеводородов, съедутся ученые на международную конференцию.

«Русскому очевидцу» отвечает организатор конференции академик В.П.Мельников.

— В Арктике содержится большое количество нефти и газа. Свои претензии на владение арктическим шельфом поочередно высказывают пять стран, за которыми закреплены сектора ответственности. Будет ли затрагиваться на конференции эта болезненная для Канады, США, Норвегии, Дании, ну и России тема? Во французской прессе появилась информация, что Дания до 2014 года будет официально претендовать на владение Северным полюсом и четырьмя соседними с ним районами.

— Не так давно французский географ и писатель Жан Малори вместе с принцем Монако Альбером и Артуром Чилингаровым пересекли Гренландию. Это говорит о том, что интерес к северным частям нашей планеты по-прежнему велик.

Думаю, что если и будут кем-то затрагиваться территориальные вопросы, то это сделают гости и журналисты. Ученые вряд ли коснутся данной темы. Нас интересует сотрудничество в Арктике со всеми заинтересованными странами. Не только в российском секторе, но и в любом другом. Нам необходимо строить цельную картину нашей планеты. И поэтому мы заинтересованы в новой информации не только со своих арктических территорий.

p1010001
Выступает организатор конференции по мерзлотоведению, академик В.П.Мельников ©DR

 

— Масштабы вмешательства человека в природу Арктики велики. Высказываются предположения, что к концу XXI века планета лишится северного ледового покрытия и Арктика станет водной магистралью. Скажется ли это на жизни человека?

— Такие разговоры, как правило, ведутся несведущими людьми. Климатических катастроф, влекущих за такой короткий срок столь существенные перемены, еще не было в истории Земли. Подобная катастрофа могла бы произойти при повышении среднегодовой температуры на многие градусы, а не на доли градуса, как мы можем наблюдать сегодня.

Такие страхи были и в 60-70 годы, когда Земля находилась в фазе похолодания. Тогда даже в Калифорнии было жить некомфортно, и многие граждане переезжали в более южные штаты, считая, что вообще наступает ледниковый период. В свое время вышла серьезная книга канадского ученого, которая называется «Cooling». Тогда ждали оледенения, а потом началась фаза потепления, и все сразу изменилось. Многие журналисты и политики заговорили об угрозе глобального потепления. Но не ученые специалисты по криологии. Конференцию мы устраиваем сейчас для того, чтобы оперировать фактами, делиться той информацией, которая была нами добыта, которая исходит из новой парадигмы изучения нашего очень интересного объекта.

Очевидно, что требуется серьезное изменение законодательства и изменение норм строительства для того, чтобы сохранить богатую и ценную для всего человечества природу Северного полушария. К примеру, на территории России расположена огромная часть легких планеты, состоящая из бореальных лесов, не затронутых хозяйственным освоением. Свою особую роль играют и болотистые местности. Сегодня они обеспечивают кислородом большую часть планеты. Это очень серьезный вопрос, который требует вмешательства и политиков, и ученых, и дипломатов.

— Название конференции «Ресурсы и риски регионов с вечной мерзлотой в меняющемся мире». В случае с Россией получается, что это риск для всей страны, ведь 65% ее территории заняты криолитозоной?

— С одной стороны, Россия располагает ресурсами, представляющими большую ценность для человечества, с другой — существуют громадные риски, которые сопровождают строителей, освоителей Крайнего Севера. Эти люди не столь вооружены знаниями, как ученые, и потому зачастую продолжают проектировать свои объекты так, как будто там нет мерзлоты. Проектировщик из Краснодара берется за проектирование на мерзлоте и своей шкурой не чувствует, что это такое, как она может отразиться на объекте. Эти риски связаны и с недолговечностью того, что строится на мерзлоте, и с изменениями природы, которая чувствительна к воздействию человека.

— Весь БАМ стоит на мерзлоте. А как прокладывают газопроводы, ведь копать приходится еще глубже?

— Действительно, когда строился БАМ, информации о мерзлоте было недостаточно. Как всегда, проектировщики и строители торопились и не особенно прислушивались к мнению ученых, хотя все годы освоения БАМа проходили экспедиционные работы и было собрано много данных, которые частично помогли строителям. В первую очередь это касалось тех участков, где мощные наледи иногда просто сдвигали рельсы так, что полностью нарушалась конфигурация железной дороги. Позже возникла серьезная проблема с туннелем на БАМе.

Многие тысячи километров газопроводов пролегают по вечной мерзлоте. С их строительством и техническим обслуживанием всегда связаны специфические проблемы. До сих пор строители не всегда обращаются за помощью к мерзлотоведам. Там, где трубопроводы были проложены давно, мы видим, какие проблемы возникли и какой ущерб подсчитывают нефтяники и газовики. В книге бывшего председателя «Газпрома» Рема Вяхирева названы цифры, которые говорят о том, что большая часть технических проблем связана с криогенными явлениями, и огромные средства вкладываются тем же «Газпромом» на восстановление разрушенного. Так что, проблем у нас добавляется, а не уменьшается.

Расспрашивала Елена ЯКУНИНА