Вечная, но хрупкая

Российская газета, 22 декабря 2011

Впервые за почти 30 лет в России с 25 по 29 июня будущего года пройдет международная конференция по мерзлотоведению. Эти конференции международная ассоциация по мерзлотоведению организует каждые четыре года с 1983 года, и лишь сейчас она пройдет в стране, 65% территории которой находятся в зоне вечной мерзлоты, более того, принимать примерно 600 участников конференции, в том числе 300 иностранных и около 100 молодых ученых из 35 стран будет Салехард – единственный в мире город, расположенный на полярном круге. Тема десятого по счету форума специалистов-мерзлотоведов – «Ресурсы и риски регионов с вечной мерзлотой в меняющемся мире».

Выбор места проведения и темы весьма актуальны. Аргументы в пользу Салехарда не только в том, что Россия обладает самыми обширными территориями в зоне вечной мерзлоты, но также имеющейся на территории Ямала возможностью изучать широкий спектр криогенных процессов, условий и образований. Кроме того, нынешний век станет поворотным в темпах экономического развития арктических территорий в мире, и прежде всего в России. Соответственно, и масштабы техногенного воздействия на чувствительные экосистемы в районах вечной мерзлоты радикально возрастут.

Насколько хрупка арктическая природа, показывает пример, который любили приводить в советские времена, но от этого он не стал менее впечатляющим – после прохода вездехода по летней тундре след от его гусениц зарастает не менее 40 лет. Это связано с тем, что период вегетации растений и активной фазы жизнедеятельности микроорганизмов, насекомых и животных очень короток, что снижает скорость восстановления и самоочищения местной природы.

И все же ограничить экономическое освоение Арктики не получится. Арктическая часть России уже сегодня является стратегически важным для стабильного и динамичного развития страны регионом. Здесь добывается около 90% никеля и кобальта, 60% меди, 96% платиноидов, 100% баритов и апатитового концентрата. В арктических морях вылавливается примерно 15% морепродуктов России. В целом Арктика обеспечивает около 11% валового национального продукта страны и 22% российского экспорта. Здесь сосредоточено около 25% мировых запасов углеводородов.

Что же касается Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО), которому предстоит стать хозяином X Международной конференции, то этот регион уже в ближайшем будущем многократно увеличит свое значение для страны. Здесь ежегодно добывается примерно 90% российского газа, что составляет около 20% мировой добычи. Разведанные запасы ЯНАО достигают четверти мировых. На полуострове Ямал и в прилегающих экваториях уже открыто 11 газовых и 15 нефтегазоконденсатных месторождений, разведанные и предварительно оцененные запасы которых составляют порядка 16 трлн куб. метров газа, а прогнозные – около 22 трлн, конденсата – 230,7 млн тонн, нефти – 291,8 млн тонн.

А еще своей очереди ждет Полярный Урал, где сосредоточены хромовые и марганцевые руды, редкие металлы, молибден, фосфориты, золото, платина и многое другое. Разработка залежей хромовых руд, например, а это примерно 620 млн тонн, позволила бы России полностью удовлетворить свои потребности, которые.составляют около 800 тыс. тони в год, ввозимых сегодня из-за рубежа.

Масштабы транспортного, промышленного и жилищного строительства в ЯНАО также возрастут в разы, чтобы удовлетворить темпам развития экономики региона и росту численности населения, которое к 2020 году увеличится на 10%.

«Арктика, и прежде всего Ямало-Ненецкий автономный округ, находится на пороге мощного рывка в своем промышленном, экономическом развитии. И при новых темпах арктическая природа не выдержит неосторожного с ней обращения. Отношение к окружающей среде нужно менять коренным образом. В этих условиях наиважнейшая задача – гармонично сочетать быстрое развитие экономики с охраной окружающей среды и бережным отношением к традиционному укладу жизни коренных народов ЯНАО. Если бы удалось грамотно решить эту триединую задачу, это позволило бы не ломать судьбы людей, сохранить их здоровье, уникальную природу округа и при этом создать новую мощную экономику», – говорит губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин.
Академик Владимир Мельников, доктор геолого-минералогических наук, член Президиума Сибирского отделения РАН (Институт криосферы Земли СО РАН, директором которого он является, выступает соорганизатором конференции), считает, что для решения проблемы сопряжения экономического освоения Арктики с сохранением ее экологического равновесия нужна, прежде всего, политическая воля.
—  Проблема очень серьезная, особенно для России, которая оказалась самой богатой на мерзлоту и самой богатой на полезные ископаемые, которые на 75% расположены в зоне этой мерзлоты, — говорит он. — Изменения происходят, но крайне медленно. Мы ратуем за то, чтобы проекты на новые объекты в зоне вечной мерзлоты все были экспериментальными, чтобы все стройки имели обязательное научное сопровождение. Потихоньку понимание важности такого подхода пробивает себе дорогу, и число обращений к нам за консультациями начинает увеличиваться, но очень-очень медленно.
— Почему все проекты должны носить статус экспериментальных?
— Мы пережили фазу потепления. Это была естественная фаза. До нее с 1946 по 1975 год планета находилась в фазе похолодания. Тогда в Якутии нередки были зимние температуры в 60 — 65 градусов Цельсия. В нынешнюю 30-летнюю фазу таких температур ни разу не отмечалось. В результате потепления мы зафиксировали серьезную деградацию, другими словами — оттаивание мерзлых пород, особенно проявившееся в некоторых районах России. Больше всего это характерно для Центральной Якутии и Западной Сибири, меньше — для европейского Севера. Закономерности изменений в этой климатической фазе мерзлотоведы очень серьезно изучали, и нам есть что сказать нашим коллегам на конференции.
— Институт мерзлотоведения вместе с коллегами из Германии уже 14 лет проводит экспедиции в районе устья реки Лены и в море Лаптевых. Они изучают подводную мерзлоту, разрушение берегов, изменения флоры и фауны. Примерно тем же перечнем проблем в Карском море занимается Институт криосферы Земли, который находится в Тюмени. В частности, установлено, что полуостров Ямал подвержен оползнеобразованию на очень пологих склонах, и за минувшие 30 лет интенсивность этих процессов возросла, и они продвинулись к Северу.

В связи с потеплением увеличилась мощность протаивания мерзлых пород. Это привело к снижению несущей способности почвы, таким образом при строительстве сооружений необходимо учитывать, что от фазы похолодания к фазе потепления диапазон изменения свойств грунта резко меняется. Поэтому наши нормы и регламенты строительства должны это учитывать. Стационарные исследования в течение 30—40 лет показали, что чувствительность грунтов к потеплению различна. Имеются аналогичные районы с высокой чувствительнрстью, что резко сказывается на свойствах горных пород. Поэтому и нужны эксперименты, предваряющие проект, дабы знать, с чем имеем дело в конкретном случае.
- Остались ли в вечной мерзлоте какие-то тайны или в основном человечеству о ней уже все известно?
- Мерзлота — это чрезвычайно сложное явление, о происходящих в ней процессах далеко не все известно. Связь с климатом, например.
На предстоящей конференции будет рассмотрен огромный пакет проблем с которыми мы сталкиваемся и которые интересуют также и представителей фундаментальной науки, и прикладников.

Мерзлота создает особые условия для освоения территорий: для сельского хозяйства, добычи полезных ископаемых, строительства, то есть возникает масса практических вопросов, которые необходимо решать, опираясь на знания о закономерностях распространения, залегания мерзлых пород, их связи с климатом и деятельностью человека. Мы продолжаем делать открытия, которые имеют огромное значение. Могу рассказать об открытии, которое мы сделали вместе с биологами. Мы изучаем, в частности, микробиоту в мерзлоте и установили, что в тех местах, где мерзлая толща не оттаивала в течение 2—3 миллионов лет, сохранились жизнеспособные микроорганизмы. Мы их добываем из древних пород, они оживают, и выясняется, что сегодня аналогов им не осталось. И вот одна из таких древних бактерий, на открытие которой у нас даже имеется авторское свидетельство, обладает чудодейственными свойствами, которые признали даже геронтологи, а также врачи, занимающиеся проблемой иммунитета. У препаратов, которые мы в опытном порядке приготовили из этой бактерии, очень сильная репаративная способность — раны быстро заживают.

Более того, эти препараты восстанавливают увядающие силы стареющих млекопитающих (лабораторных мышей). Животные начинают давать потомство в престарелом возрасте, что в естественных условиях исключено. В этой бактерии заложены такие механизмы, которые могут быть использованы для улучшения качества жизни человека.
— С какими проблемами сегодня сталкивается отечественная криология?
- Главнейшая проблема – научные кадры. За последние 20 лет наши ряды поредели. Люди стареют, низкие зарплаты заставили многих поменять сферу деятельности или уехать за границу. И еще один важный фактор — уничтожены прикладные и отраслевые институты, которые были нашими партнерами во многих делах. В Академии мы старались заниматься фундаментальными проблемами, а прикладные институты занимались практикой применения полученных знаний. Тогда наше сообщество было очень продуктивным. Теперь же всё хотят взвалить на Академию наук, а у нас таких сил нет. За 20 лет численность работающих в РАН стала почти вдвое меньше.

Единственная возможность, которую я вижу, для изменения ситуации к лучшему – это воспользоваться интересом государства развивать науку в вузах и попытаться создать там научные подразделения. Сегодня преподаватели, которые знают что-то о мерзлоте, все свое время тратят на преподавательскую работу. У них такие нагрузки, что наукой им заниматься некогда. Поэтому в вузах должны быть созданы научные подразделения и институты, где проходили бы практику студенты, где бы они работали на рубеже новых знаний. Тогда бы вопрос о квалификации выпускаемых российскими вузами кадров не стоял.

Помимо обсуждения вопросов, связанных с темой конференции, ее участники смогут поработать также в экспедициях примерно недельной продолжительности на полуострове Ямал и Полярном Урале, в Якутии, Красноярском крае и Забайкалье.

На Ямале они смогут познакомиться, например, с совершенно уникальной рекой Юрибей. Эта река течет по соленой вечной мерзлоте. Зимой она превращается в узкую ледяную ленту, а летом, когда тают снега в тундре, разливается на несколько километров в ширину всего примерно на неделю. К созданию самого длинного в России моста и железнодорожной магистрали на Юрибее не приступали до тех пор, пока не разработали специальные технологии безопасного строительства. В долине реки происходят очень интересные мерзлотные процессы.

Интересна будет также экскурсия в хранилище «Мерзлотник» – самое большое в мире сооружение в многолетних мерзлых породах. Мерзлотник – многорукавная горизонтальная шахта, состоящая из трех основных штолен и множества ответвлений. Общая занимаемая хранилищем площадь около гектара. Строительство Мерзлотника велось в 50-х годах прошлого века днем и ночью для хранения ценной ямальской рыбы сиговых пород. Основные работы по строительству холодильника в верной мерзлоте завершены в 1956 году.